Телефон

29/5/2017
Чтобы вернуться куда-то, надо кинуть туда монетку, а лучше несколько. Впервые это я усвоила в Москве, будучи ребенком. Мы с бабушкой гуляли по Кремлю и особенно долго любовались на Царь-Колокол, вокруг которого были раскиданы монетки. Тогда-то я и заинтересовалась - чего это тут столько денежек, и их никто не берёт.
Недавно я решила вспомнить добрую традицию и тоже кинуть в Москве чего-нибудь, и не смогла ничего лучше придумать, кроме как оставить там свой мобильный телефон (Правильно, а чего мелочиться? Чтобы точно вернуться...)
Хотя, конечно, я попыталась вернуть его еще будучи в Москве, но не вышло, меня отказались отпускать от трапа самолета в аэропорт и идти со мною тоже никто не согласился.
Сидя в самолете, я ехидно потирала ручки: я-то знала, что, отказавшись вернуть мне телефон, они нажили себе головную боль: мой милый Филиппок во включенном состоянии работает около двух недель, а уж если его выключить – м-м-м…, будет звонить месяца три подряд, по ночам исключительно, в 2-35 по Москве, играть своего ненаглядного Баха назло всему «Домодедово»…, пусть…., пусть…, они мучаются, подскакивают от его звука, и тычут в кнопки, чтобы отключить…, надо было сразу мне его отдать…
В общем, это всё шутки, но оказывается, так это неприятно - оставаться без связи. Особенно когда прилетаешь в Пермь ночью, знаешь, что тебя должно встречать такси, но не имеешь ни аппарата под рукою, чтобы с таксистом связаться, ни, собственно, самого номера такси, и вообще не помнишь ни одного номера, по которому можно было бы, если что... А уж когда ты одет в демисезонную одежду: в Москве ноль, а на улице в Перми минус пятнадцать, то становится совсем грустно. Ну да ладно, мы это пережили, мы из этого выпутались. Всё, в общем-то, благополучно завершилось. Домой в ту ночь попала, на том самом такси, которое и должно было меня забирать (благо, дяденька-таксист дозвонился-таки до меня и там ему сказали, что телефон оставлен в Домодедово; поэтому мы, как два Магомета, бегали по приаэропортной площади и искали друг друга).
На другой день, позвонив в аэропорт, я узнала, что телефон, в случае, если его не заберут, будет утилизирован. Понимаете? ЦЕЛЫЙ, НЕВРЕДИМЫЙ, ВЕЧНЫЙ МОЙ ТЕЛЕФОН, БУДЕТ У-Т-И-Л-И-З-И-Р-О-В-А-Н!
Ужасно: я к нему привязалась и он мне бесконечно дорог: пусть у него черно-белый экран, пусть он не выходит в интернет, пусть у него «беспонтовая музыка» ((с) Табу), пусть он неприлично оттопыривает карман, в котором лежит, пусть мама, после того как я ночью сообщила ей о пропаже, сонно пробормотала мне: Давно пора было менять телефон…, теперь Глеб будет знать, что тебе подарить на новый год... пусть…
Но! Он хранит бесконечно дорогие мне sms из первой командировки в Москву: «Только вернулась с крас площ ноги бол. Целую. Я» и «Хочутебясюда.БылаАрбатах.Ногибол.Спокноч.Люблю»; неожиданные sms от Скиталы: «Родная, я люблю тебя», и «С добрым утром, любимая!» - ну, не прелесть ли?
Он стал для меня почти живым, он был со мной на протяжении трёх с половиной лет, и каждое утро исправно будил меня, надоедая своей однообразностью…, он был живым во всех отношениях. Знаете, бывает так, что есть кто-то, кто тебя постоянно тормошит, заставляя делать то, или иное, толкает тебя на что-то, а ты этого кого-то едва терпишь, и думаешь – поскорее бы отвязался, а потом, когда он от тебя отвязывается, ты понимаешь, что тебе не хватает его энергии и его побуждающей силы, что без него ты бы многое пропустил, и только в этот момент и начинаешь понимать чем ты обязан этому человеку.
Так и с телефоном: каждое утро я, негодуя, тыкала наугад пальцем в его кнопочки, лишь бы заткнулся…, лишь бы, злыдень, не орал…, а сейчас? Как сейчас вставать утром? Кого он будет будить Там?
В общем, я поняла, что я хочу только его, и никакого другого мне не надо. И, твердо убедившись в своем намерении выручить телефончик, я, с остервенелой уверенностью ползала по Интернету, чтобы найти хоть что-то, что помогло бы вернуть его. И нашла. И после того как нашла еще раз позвонила в «Домодедово», где волшебный женский голос сообщил мне, что, они «конечно могут выслать телефон в аэропорт Перми, конечно, ничего сложного, да… да…» И ведь выслали, и ведь, вот, счастье-то, не прошло и недели, как я вновь могла его потрогать и его услышать, и он нигде не потерялся, и с меня не взяли ни одной копейки за его возвращение. Обыкновенное чудо.

P.S.
Пойду-ка, поставлю его на подзарядку, на его первую подзарядку после путешествия.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *